Суббота, 22 января, 2022

«В школе писала стихи за плитку шоколада»: Манижа честно о нелегкой дороге к «Евровидению», волосах и секретах маминой красоты

Дата:

Категория:

После лихорадки «Евровидения», которую прошла певица, можно либо сломаться, либо оседлать волну и забраться еще выше. Чем она руководствуется в своем выборе, звезда рассказала в эксклюзивном интервью для Woman.ru.

Манижа

Те, кто сетует по поводу героев современности, просто давно не заходил на страницу Манижи. Один день — урок вокала для беженцев, другой — дуэт с Владимиром Высоцким (записанный благодаря новейшим технологиям, позволяющим оживить голоса ушедших артистов), третий — интервью, в котором певица говорит обо всем и всех, но не о себе. О будущем, о матери, о других артистах  — забавная получается ситуация: когда нас удивляет она, ее удивляют все остальные.

Нам удалось поймать Манижу в этом ее удивительном потоке жизни, которая навсегда изменилась после «Евровидения». О нем Woman.ru и хотелось расспросить певицу, а еще о хейте, творчестве и национальной красоте — обо всем, что сегодня на повестке дня.

Woman.ru: Манижа, вся стана и даже мир узнал вас как звезду после «Евровидения». А что было до? Как прошло ваше становление в музыке? Были ли этапы разочарования, сомнения?

Манижа: Конечно, сомнения в себе были, и это нормально. Было очень много разных сценариев моего пути, но я не называю это проигрышем, называю интересными случаями, благодаря которым я сейчас там, где я есть.

Мне очень нравится такая мысль, что когда ты совершаешь ошибку, то это не промах, а Вселенная останавливает тебя. И так в моей жизни было всегда. Я начала писать песни на английском в 11 лет. Мне все говорили: «Кому они нужны?»…

«В школе писала стихи за плитку шоколада»: Манижа честно о нелегкой дороге к «Евровидению», волосах и секретах маминой красоты

И оказалось, что более чем нужны! А что было дальше?

Манижа: У меня был поп-проект, благодаря которому я поняла, что такое популярность. И увидела, как много в это вкладывает мама, как она находит деньги, занимает их, попадает в большие долги, а ты стоишь на сцене и ничего не чувствуешь, поешь фейковые песни, на тебе даже не твои волосы, выжженные, выгоревшие.

Стилист решил изменить их за один день — никто не должен перекрашивать так брюнетку в блондинку. Тогда я, кстати, и начала экспериментировать с разными цветами волос, потому что потеряла свой. И на сцене я потеряла себя. Так что это был долгий путь к сегодняшнему дню! (смеется).

А как насчет проекта за границей? Где-то мы слышали, что был такой.

Манижа: Был большой проект с Англией, да. Я тогда поняла: «Вау, с попсой покончено, я теперь делаю качественную музыку». У меня была действительно клевая команда, но, увы, финансово не сложилось… Его прикрыли, я вернулась в Москву. Не было никаких идей, никаких целей, только сто написанных песен, которые никто никогда не слышал.

Так-так, тут поподробнее! Что за песни?

Манижа: Я потихоньку их выпускаю, некоторые из них были в альбоме «Манускрипт», «ЯIAm», некоторые выпускала синглами, вот как раз скоро выпущу Now Or Never — она как раз из тех ста песен. Интересно получается, что эта песня Now Or Never — она про то, что я испытываю сегодня, а ведь когда я ее писала, я этого не испытывала.

То есть эти песни несут для меня какой-то пророческий смысл. Даже «Русскую женщину» я написала за год до отборочного тура, вообще не планируя никакого «Евровидения» в своей жизни.

«В школе писала стихи за плитку шоколада»: Манижа честно о нелегкой дороге к «Евровидению», волосах и секретах маминой красоты

А почему не выпустили «Русскую женщину»? Получается, ее судьба сберегла для конкурса.

Манижа: Это было перед пандемией, я улетала в Израиль на гастроли и решила задержаться там. Познакомилась с класcными музыкантами и за один день записала ее, послушала и подумала: «Хорошая, но не хит».

Вот же, как бывает, а обернулось-то все совсем наоборот!

Манижа: Точно! Нам позвонили за два дня до отборочного тура «Евровидения», спросили, нет ли у нас какой-то песни, я сразу сказала: «Нет, извините, я не готова, не буду участвовать, люди готовятся за несколько месяцев». Но они мне сказали: «Нет, Маниж, ты должна попробовать». А тогда плохо продавались билеты в «Крокус», и я решила немного попиариться (смеется).

Как же важно все-таки было услышать эти слова ободрения, что нужно решиться. А были ли в вашей жизни другие слова поддержки, которые на вас очень повлияли?

Манижа: «Встала и пошла» — это ведь слова моей мамы. Я всегда слышала эту фразу внутри своей семьи, мне всегда говорили, что никогда не нужно бояться, стоит бояться своих страхов. Нужно просто вставать и идти.

«В школе писала стихи за плитку шоколада»: Манижа честно о нелегкой дороге к «Евровидению», волосах и секретах маминой красоты

Мама тоже первой обнаружила ваш талант? Услышала какую-то первую песню и поняла это или осознание пришло позже?

Манижа: У меня все было немного по-другому. Я всегда писала стихи в детстве, где только можно: на салфетках, на обложках тетрадей. И выбрасывала, относилась к ним несерьезно. А мама собирала и все время говорила: «Доченька, зачем же ты так, давай лучше сборник сделаем». А я ей объясняла, что это все так, несерьезно.

Нашим музыкальным группам в школе я вообще писала стихи на плитку шоколада. А потом как-то показала маме песню, и она удивилась, что она так по-взрослому звучит. А потом эти взрослые истории все случались со мной. Я даже боюсь иногда писать песни — они сбываются! Иногда думаю: «Так, нужно писать только о хорошем».

Теперь-то плиткой шоколада не ограничиться! Манижа, вы теперь признанная звезда, поэтому хотим спросить ваш совет уже как у эксперта. Кто из современных исполнителей, по вашему мнению, сегодня недооценен? На кого обратить внимание?

Манижа: Честно говоря, я не люблю ставить оценки чьему-то творчеству, точно так же, как и получать их, но воспользуюсь правом рассказать об артистке Карен Далтон. Она появилась синхронно вместе с Бобом Диланом и, к сожалению, была недооценена, так как индустрия на тот момент требовала от женщины сексуальных нарядов, глупых текстов или текстов о том, как жертвенно она любит своего мужчину и страдает.

Никому неинтересно было слушать Карен, которая поднимала важные темы в своем творчестве, как и Дилан, в простой гитарной форме используя сильную лирику. За что ей огромный респект. Очень жаль, что ее творчество не так долго сияло, но я рада, что в 2021 году могу публично вспомнить о ней в интервью и посоветовать послушать ее.

«В школе писала стихи за плитку шоколада»: Манижа честно о нелегкой дороге к «Евровидению», волосах и секретах маминой красоты

Кстати о респекте и о том, как вы пережили нелегкий период критики перед «Евровидением». Не заметили, кто был к вам более строг, мужчины или женщины?

Читать также:  Любовь к хирургам, Сергею Полунину и высоте: 10 неожиданных признаний Дианы Арбениной

Манижа: Нет, не заметила, их было равнозначное количество. Думаю, проблема не в гендере, а в традиционном восприятии общества, которая очень сильно культивирована.

Как думаете, какого качества хватило россиянкам, чтобы нормально воспринять ваш отбор на «Евровидение»?

Манижа: Я не считаю, что чего-то не хватает россиянкам. Это их мнение, они имеют право не любить меня. Ну, камон! (смеется) Это очевидно, что я не должна всем нравиться. Я всегда в таких ситуациях думаю о том, чего мне хватает: а мне хватает смелости и стойкости.

Вся эта ситуация научила меня одному: двигаться вперед нужно несмотря ни на что. Сейчас я вижу, как качественно и сильно изменилась моя жизнь и как изменилось мнение других людей обо мне.

После этого испытания славой вы бы что-то изменили в себе?

Манижа: В себе? Я бы научила себя отдыхать, а не только работать.

А в стране?

Манижа: В стране — не буду бросаться яркими словами, я просто буду делать свое дело, и со временем вы увидите, что изменилось.

«В школе писала стихи за плитку шоколада»: Манижа честно о нелегкой дороге к «Евровидению», волосах и секретах маминой красоты

Давайте как раз поговорим о тех, кто помогает вам менять мир. Вы упоминали, что у вас Girls Band. Кто в него входит?

Манижа: Это мой директор Майя Серикова, 15 лет мы работали вместе, на какое-то время мы расходились, и теперь снова воссоединились. И моя мама, мой продюсер.

Нелегко все-таки работать с родными. Как держитесь, какими принципами руководствуетесь, чтобы не ссориться?

Манижа: А мы ссоримся. Мы все всегда за справедливость, за результат, поэтому именно из-за этих понятий можно поругаться хоть десять раз. Но так как мы знаем, кто какой правде служит, нам легко мириться и сходиться снова.

Кто первым идет мириться?

Манижа: Ой, очень по-разному. Я могу обидеться и не разговаривать, потом первой написать «Простите». Так и живем. И мама так же.

Кстати, ваша мама опередила вас и стала неофициальным посланником Garnier задолго до вас. Правда, что она верна этой марке?

Манижа: Правда! Вообще у мамы очень сложный тип волос, я его называю «шикарный», я бы такие хотела иметь у себя, но ей с ними тяжело. И поэтому если она что-то выбирает, то это не потому что это произошло случайно, а потому что этот продукт подходит ее волосам.

И да, с самого моего детства она покупает эту краску, я ходила в магазин, чтобы купить ей эту упаковку. Да у нас вся семья уже знает, какой номер краски ей нужен (смеется).

«В школе писала стихи за плитку шоколада»: Манижа честно о нелегкой дороге к «Евровидению», волосах и секретах маминой красоты

Вы ведь тоже в свое время экспериментировали, рассказывали, что волосам не поздоровилось.

Манижа: Да, мне просто убили волосы в том проекте, и после этого я стала бунтаркой, перекрашивалась в какой угодно цвет. Была изумрудной, была синей, сиреневой, розовой, в общем, перекрашивалась постоянно. А потом поехала в Израиль — он, судя по всему, играет какую-то особую роль в моей жизни — и там сильно реагировали на мои волосы, я от этого устала.

Абсолютно честная история: еду из аэропорта со своими цветными волосами, заезжаю в первый попавшийся магазин и беру краску Garnier, крашусь в темный. И после этого я начала возвращаться в свой цвет. И вот теперь это цвет, который был в моем детстве, наконец-то.

Что почувствовали, когда вернулись в свой цвет?

Манижа: Я не увидела седины больше! А у меня за этот год ее знаете, сколько появилось? Мне на «Евровидение» делал мейк-ап Антонио, и он мне говорил: «Белла, откуда столько седины, что же ты так нервничаешь?». Правда, я после конкурса вся была седая, а теперь чувствую себя гораздо моложе.

«В школе писала стихи за плитку шоколада»: Манижа честно о нелегкой дороге к «Евровидению», волосах и секретах маминой красоты

Есть ли какие-то секреты ухода, которым вас научила мама? Поделитесь с нами?

Манижа: Да, есть секреты ухода, которым научила меня бабушка, а вслед за ней — моя мама. Она, кстати, всегда делала маски на лицо из натуральных фруктов и говорила, что натуральные продукты и органика — это лучшее для лица. А мама научила меня тибетским упражнениям с утра, чтобы восстановить свой энергетический фон и держать в тонусе весь организм — это упражнения «Око возрождения» и «5 тибетцев».

Скажу честно, я люблю домашний уход, и моя мама тоже большой адепт домашних процедур. Она даже волосы предпочитает красить дома: берет свою любимую краску Garnier, которой не изменяет уже который год, смешивает свой оттенок блонда и красит волосы.

А что за продукты? Может быть, поделитесь какими-то природными рецептами?

Манижа: Мой любимый рецепт — это перемолотый кофе вместе с медом и оливковым медом. Я так делаю скраб для всего тела, после него кожа очень бархатистая. Использую также для лица, тоже подходит.

«В школе писала стихи за плитку шоколада»: Манижа честно о нелегкой дороге к «Евровидению», волосах и секретах маминой красоты

Нам нужно знать, как вы отрастили такие длинные здоровые волосы? Требуем секрет! Стрижетесь по лунному календарю?

Манижа: Возвращаемся к моей бабушке. Она никогда не пользовалась какими-то супердорогими косметическими средствами, мыла волосы дегтярным и натуральным мылом, делала маски для волос с оливковым или касторовым маслом и добавляла туда лимон и наносила эту смесь на волосы — все очень натуральное и естественное.

И этому она меня научила, я не пользуюсь дорогими шампунями, потому что чаще всего это все лишь косметический эффект, и волосы к этому быстро привыкают и портятся. Поэтому я чаще всего выбираю простые продукты для волос и «служу» им, не заменяю ничем. Могу довериться только шампуню Garnier Botanic Therapy, в его составе есть настоящее оливковое масло, которому я доверяю по завету бабушки.

Отдельно поговорим о ваших бровях. В одном из интервью вы говорили, что стали делать «монобровь» — почему?

Манижа: Она у меня росла всю жизнь, я очень стеснялась этого, мне казалось, что это некрасиво. Я сейчас мне жаль, что я ее выщипывала, она уже не растет. Монобровь — это символ моей идентичности к моему народу, таджикскому народу.

Мне жаль, что из моноброви сделали символ уродства, как по мне, это очень красиво. И мне она придает много уверенности несмотря на хейт или на реакцию в ответ. Я об этом не думаю, думаю о том, что меня это заряжает и придает уверенности, когда я ее делаю.

Мне кажется, это очень крутая и сильная мысль, чтобы сделать ее итоговой. Быть уверенной в себе и искать силу в своих корнях, верно?

Манижа: Именно так. Это меняет жизнь, поверьте!

«В школе писала стихи за плитку шоколада»: Манижа честно о нелегкой дороге к «Евровидению», волосах и секретах маминой красоты

Фото: Getty Images, пресс-служба

НОВОЕ НА САЙТЕ

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ