Среда, 18 мая, 2022

Рост цен, спрос на швей и приход Китая: что будет с одеждой в России

Дата:

Категория:

В связи с ситуацией на Украине из России стремительно уходят зарубежные бренды одежды, обуви и аксессуаров. Мы узнали у эксперта, вернутся ли они, на сколько поднимут цены, а также можно ли назвать этот кризис точкой роста для отечественных производителей

Рост цен, спрос на швей и приход Китая: что будет с одеждой в России

Дарья Ядерная, руководитель MBA программы Менеджмент в индустрии моды МГИМО и Британской высшей школы дизайна, международный эксперт ЮНИДО ООН по вопросам легкой промышленности

Насколько для зарубежных брендов важен российский рынок

Объем российского рынка одежды, обуви и аксессуаров на данный момент составляет около $70 млрд, а по некоторым оценкам, до $100 млрд с учетом теневой части. В нашей стране проживает 140 млн человек и, конечно, это огромный рынок, даже если платежеспособность населения снижается. Но далеко не ключевой для многих брендов массового ценового сегмента.

Стоит отметить, что магазины объявляют о приостановке, а не о полном прекращении своей деятельности, и основной фактор здесь— не политическая позиция, а экономическая растерянность. Сегодня некоторым брендам, доставляющим товары из Европы, может потребоваться пересмотр логических цепочек, поскольку перелеты между странами закрыты, а международные компании по экспресс-доставке грузов присоединились к санкциям. Кроме того, очень высока волатильность валюты: из-за радикальных курсовых разниц нужно постоянно проводить переоценку товара. Наконец, ограничения валютных платежей осложняют трансферные транзакции внутри транснациональных компаний, к которым принадлежат и испанский Inditex, и французский LVMH, приостановившие деятельность в России. Интересно, что для LVMH российский покупатель— один из ключевых, поэтому закрытие 124 бутиков люксовых брендов, принадлежащих компании,— едвали не более значимое решение, чем закрытие сотен масс-маркет точек холдинга Inditex. Для него наш рынок приоритетным не является, хотя, конечно, тоже важен.

От H&M до Hermès: какие модные бренды приостановили свою работу в России

Смогутли бренды обойти проблемы с логистикой

Ключевой для нашей страны логистический канал тянется из Азии, так как там производится существенная часть товаров. Производителям придется переосмыслить цепочки поставок, чтобы миновать дистрибуционные центры в Европе, но это вполне решаемая задача. Радикальнее на ценах скажется, скорее, ослабление рубля, чем логистические сложности. Для сравнения: в начале пандемии коронавируса проблемы с логистикой были куда серьезнее, чем сейчас, из-за общего сокращения поставок, прерывания поставок из Китая, а также резкого роста стоимости контейнерной доставки, ведь из-за мирового спада экономики контейнеры возвращались в Китай пустыми (доставщик фактически платил за перевозку в два конца). На этом фоне в 2020–2021 годах стоимость логистики выросла на 30%, что привело к некоторой перестройке цепочек добавленной стоимости и росту цен для конечного потребителя. В текущей валютной волатильности сложно предсказать итоговый рост цен, но ясно, что это не менее 50%. Часть валютного коллапса бренды и ретейлеры могут постараться взять на себя, но их маржа и так существенно поджалась за время пандемического кризиса. Опускать ее ниже уже некуда.

Уйдутли зарубежные бренды из России полностью

Многое зависит от того, как долго будет идти военная операция и насколько болезненно она завершится для обеих сторон. Думаю, что уже к лету бренды смогут сформировать свое понимание ситуации и принять решение, заходитьли на российский рынок с осенне-зимним ассортиментом. Ключевыми здесь будут валютные и инвестиционные риски (наш рейтинг в короткие сроки понизился с B3 до преддефолтного Са). Политический фактор тоже может сыграть свою роль, но, как правило, бизнес прежде всего смотрит на стабильность.

Рост цен, спрос на швей и приход Китая: что будет с одеждой в России

Произойдетли расцвет отечественных производителей

Ябы сказала, что российские бренды тоже пострадают, так как примерно 30–40% стоимости товаров— это сырье, а оно у нас преимущественно импортное. Большинство крупных российских компаний— например, Melon Fashion Group (Zarina, befree, Love Republic, Sela)— производит значимую часть ассортимента за рубежом, то есть валютные колебания затронут их в полной мере.

Точкой роста можно считать освобождение выгодных товарных площадей, о котором пока говорить рано. Но «свято место пусто не бывает», и даже в условиях падающего спроса на месте 30 закрывающихся магазинов можно открыть пять новых, и они будут процветать. Кроме того, если зарубежные бренды окончательно уйдут с российского рынка и как следствие уволят своих сотрудников, то у российских компаний появится возможность нанимать по сниженной цене ценные кадры с опытом работы по западным стандартам.

Читать также:  От сундука за 15 млн до кроссовок в честь Москвы: что произошло в моде

Впрочем, однозначно сказать, что для отечественных производителей и ретейлеров наступает золотая пора, нельзя. Рынок всеже сокращается. Кроме того, вскоре на него придут азиатские марки.

Какие российские бренды выиграют от ситуации

Ябы поставила на крупные российские компании— туже Melon Fashion Group. В период пандемии она продемонстрировала уверенный рост EBITDA (Earnings before interest, taxes, depreciation and amortization— прибыль компании до вычета процентов, налогов, износа и амортизации) благодаря четко выстроенным бизнес-процессам, а также широкому портфелю брендов, диверсифицированной структуре поставщиков и умению работать с неопределенностью. По сути это российский аналог Inditex.

С другой стороны, настало время для малого и среднего бизнеса. Гибкость и адаптивность у таких компаний выше, чем у гигантов, а потери можно минимизировать за счет размещения заказов в России, что также проще сделать при небольших объемах. Так что мы явно увидим больше интересных предложений на рынке.

Рост цен, спрос на швей и приход Китая: что будет с одеждой в России

Как в России обстоят дела с тканями

Мы хорошо обеспечены тканями для производства спецодежды, в том числе медицинской, и неткаными материалами. Есть отдельные виды ситца, кожи и меха. Объемы производства других тканей незначительны, в основном мы их импортируем. Наши ключевые рынки на данный момент— Турция и Китай. Пока ограничений с этими странами нет, если не считать рост стоимости тканей в результате меняющегося валютного курса.

Ждатьли наплыв азиатских брендов

Вероятность того, что к нам массово начнут приходить азиатские бренды, есть, поскольку в результате приостановления деятельности отдельных компаний рынок становится свободнее. Вместе с тем он становится более чувствительным к цене, а здесь производители из Китая имеют явные преимущества. Однако ябы не стала говорить о том, что это будут именно бренды. Скорее, одежда и обувь китайского производства, в существенной степени no name.

Да, азиатские компании смогут закрыть потребности массового покупателя, но вместе с тем они составят значительную конкуренцию отечественным производителям, которые работают в томже сегменте. Это обидно в частности потому, что последние в отличие от китайских коллег вкладываются в бренд, маркетинг, магазины и сервис.

Возрастетли популярность ателье

Казалосьбы, в условиях приостановления продаж массового продукта должно произойти бурное развитие услуг индивидуального пошива. Однако его может затруднить резкое подорожание тканей и аренды площадей. В результате банкротства фабрик и отдельных игроков рынка, которые не смогут приспособиться к текущим экономическим условиям, мы будем наблюдать рост числа самозанятых швей. Однако чтобы это действительно произошло, необходима поддержка государством системы обучения швей, конструкторов и технологов. В данный момент в России дефицит таких специалистов, мы привозим их из Белоруссии, Кореи и Китая.

Рост цен, спрос на швей и приход Китая: что будет с одеждой в России

Что еще может сделать государство для поддержки отечественного производителя

Все оборудование в сфере легкой промышленности— импортное. В связи с этим снижение барьеров на импорт и, возможно, льготное кредитование при закупке оборудования может оказать пусть и не моментальное, но существенное воздействие. Куда сложнее обстоят дела с тканями. Налаживание их производства внутри страны— долгий, дорогой и не вполне экономически оправданный процесс, а значит, нужно искать способы сотрудничества с производителями за рубежом. Это могут быть не только Турция и Китай, но и, например, Узбекистан и Киргизия.

Стоитли российским брендам в текущей ситуации публиковать привычный контент

Это зависит от двух факторов: целевой аудитории бренда и его философии смыслов. В целом не стоит ждать от модной индустрии включения в политическую повестку, тем самым заставляя ее выходить за рамки собственных ценностей и залезать на чужую территорию. Желание продолжать хорошо делать свою работу и дарить покупателям остатки «нормальности» в эти смутные времена— не такое уж кощунство. Тем более, что от этого зависит выживание брендов и, в конечном счете, то, будетли в России качественная одежда собственного производства.

Мне кажется, что игнорировать повестку совсем, продолжая говорить только о весне и праздниках, не стоит. Не стоит и молчать, поскольку это может породить всевозможные спекуляции на тему мнения бренда. Лучше, осторожно выбирая слова, объяснить аудитории то, почему вы продолжаете делать контент и каким он будет. Ведь умение общаться, выстраивать лояльность— это важный актив, который сегодня может существенно повлиять на развитие бизнеса.

НОВОЕ НА САЙТЕ

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ