Четверг, 19 мая, 2022

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Дата:

Категория:

Жизнь в новой реальности: как меняются индустрии На фоне ухода зарубежных брендов из России рынок ресейла стал одним из немногих мест, где по-прежнему можно купить модные вещи премиум-сегмента. Узнали у его главных игроков, чем в действительности обернулись санкции — новыми возможностями или проблемами

Глобальный тренд на осознанное потребление не обошел стороной Россию: в последние годы покупать и носить одежду с рукперестает быть чем-то постыдным. Даже наоборот: постыдным становится перекладывать ненужную, не подошедшую или поношенную одежду на верхние полки, захламляя гардероб, или вовсе выбрасывать ее, захламляя свалки. Но дело здесь не только в заботе об экологии: вещи с вторичного рынка обходятся заметно дешевле. Кроме того, секонд-хенды, винтажные магазины или сервисы по перепродаже одежды предлагают более разнообразный ассортимент, нежели брендовые бутики или торговые центры: они не ограничены сезонностью и привязкой к трендам, а также включает в себя модели, которые вы когда-то хотели, но не успели купить. Все это привело к тому, что, по подсчетам РБК, в 2020 году рынок ресейла достиг объема в 100,6 млрдруб., и со временем этот показатель только растет. Тем более, что сейчас у «вторых рук» появилось еще одно важное преимущество: на фоне санкций это немногочисленный источник новых покупок.

Капиталовложение как стимул к покупке и барьер для продаж

Российский маркетплейс Oskelly, который работает по принципу знаменитой французской ресейл-платформы Vestiaire Collective, представляя частным лицам возможность самостоятельно продавать свои вещи, делится внутренней статистикой: за первые три месяца 2022 года спрос на ресейл-рынке вырос на 72%, а продажи— на 189%. В марте у самого Oskelly пользовательский трафик подскочил на 34%, а покупательский— на 46%. Маркетплейс связывает это как раз с приостановкой деятельности зарубежных брендов, а также с тем, что многие потребители видят в люксовых изделиях возможность сохранить и даже приумножить свои накопления. И это вполне оправдано: издание WWD подсчитало, что в феврале 2022 года сумки Chanel подорожали на 30% по сравнению с январем 2021 года, а некоторые модели Louis Vuitton, в частности классическая Pochette Accessoires Monogram Canvas,— на 60%. Однако этотже фактор тормозит продавцов, число которых на Oskelly выросло всего на 9%. «Они заняли выжидательную позицию. Ведь для них их товары тоже являются долгосрочной инвестицией»,— говорят основатели маркетплейса Заира Келигова и Альберт Осканов.

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Лодочки Saint Laurent из Oskelly

Секонд-хенд люксовых вещей Second Friend Store также отмечает наплыв покупателей, притомчто количество продавцов «сильно не увеличилось». Основательница проекта Анна Любан видит причину не столько в желании сохранить свои вещи в качестве капитала, сколько в том, что «рынок ресейла в принципе не может существовать без полноценного ретейла»: «Если нет возможности заменить новыми товарами то, что уже не носится, то и продавать в какой-то момент будет нечего. С входящим потоком вещей могут возникнуть проблемы».

Рынок ресейлане может существовать без полноценного ретейла.

Основательницы ресейл-платформы брендовых сумок The Cultt Аня Автайкина, Даша Зосименко, Маша Манаева и Таня Ермакова планируют восполнять возможный дефицит за счет принципиально новой аудитории. «Такое понятие, как легкость потребления, когда можно продавать, покупать, снова продавать и так по кругу, не захламляя шкафы и не храня деньги в вещах, все еще не очень популярно в России. Поэтому большое количество гардеробов пока не охвачено»,— считают они.

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Лукбук Second Friend Store. Костюм Self-Portrait © пресс-служба Лукбук Second Friend Store. Свитер Gucci © пресс-служба Лукбук Second Friend Store. Блуза Celine, сумка By Far, балетки Maison Margiela © пресс-служба Лукбук Second Friend Store. Брюки Maison Margiela, рубашка Jil Sander © пресс-служба Лукбук Second Friend Store. Юбка Miu Miu © пресс-служба Лукбук Second Friend Store. Платье MM6, лоферы Celine © пресс-служба Лукбук Second Friend Store. Поло Versace © пресс-служба Лукбук Second Friend Store. Костюм Max Mara, сумка Chloé, туфли Neous © пресс-служба

Разбор гардероба к весне и желание заработать

Тем временем значительная доля тех, для кого легкое потребление уже стало привычкой, не спешат от нее отказываться даже в условиях нестабильности. Это подмечают Наташа Гуляева и Лилит Рашоян изсервиса по перепродаже брендовой одежды Lots: «Мало кто осознает, что вообще происходит, а главное— что будет происходить. Кто-то разбирает гардероб в терапевтических целях, как это было во время пандемии, а кто-то просто привык два раза в год разбирать, продавать или отдавать». То, что «вещей на продажу сейчас поступает много», девушки связывают во многом с наступлением весны, когда люди традиционно проводят ревизию гардероба: «Этот период богат на новые лоты».

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Вещи из шоурума Lots

Многие разбирают вещи с целью заработка, тем болеечто сейчас это стало еще более прибыльно. «Все так или иначе связано с курсом валют,стоимость наших товаров особенно, — говорят в The Cultt, — ведь она формируется, исходя из оценки международного ретейла. Каждый продавец хочет получить за свою сумку больше, чем раньше, учитывая курс». Аналогичную ситуацию наблюдают в Lots, где цены всегда устанавливает продавец, но часто с рекомендациями основательниц проекта. «Продавцы меняют цены на новые прямо в личном кабинете, объясняя это тем, что курс вырос. Мы, в свою очередь, пытаемся объяснить, что повышение цен снижает шансы на продажу в любом случае. Работаем с клиентами, говорим, что это невыгодно»,— комментируют Гуляева и Рашоян.

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Сумка Hermès, представленная в The Cultt

Проблемы с оплатой, доставкой и подорожанием всего и вся

Курс сказывается и на работе самих сервисов, поскольку они не просто передают вещи из одних рук в другие, а тратятся на аренду помещения для хранения, проверку брендов на подлинность и, наконец, на фирменную упаковку. К примеру, The Cultt жалуется на то, что производители упаковочных материалов начали устанавливать цену в день оплаты— «такого не было никогда». Однако проблема не только в подорожании услуг, но и в сложностях с проведением некоторых банковских операций в принципе. Для проверки поступающих вещей The Cultt обращается к международным сервисам Entrupy и Authentication First, которые все еще продолжают работать с российскими клиентами, но из-за ограничений по Swift-переводам расчет за эту работу усложнился— «теперь это целый танец с бубном».

Lots, который тоже сотрудничает с Entrupy, признается, что им в этих танцах помогают друзья, живущие за границей, в то время как Oskelly и Second Friend Store избавлены от необходимости совершать ритуалы. У них свои штаты аутентификаторов и свои «наработанные мануалы», которые позволяют определить подлинность вещей. «Ошибки бывают,— признается Анна Любан.— Но крайне редко. В рамках договора с продавцом мы оставляем за собой право вернуть ему товар в случае подозрений на неоригинальность на любом этапе сделки. Даже если покупатель вернулся к нам с этими подозрениями уже после оплаты».

Продавцы меняют цены на новые прямо в личном кабинете, объясняя это тем, что курс вырос.

Оплата товаров покупателями— отдельная история. Особенно для тех реселлеров, которые работают не только на территории России. Например, для The Cultt. «У нас есть русскоговорящие клиенты, проживающие в других странах. К сожалению, сейчас мы не можем принять оплату с иностранных карт, но ищем варианты для разрешения этой проблемы, чтобы сохранить наших клиентов». С доставкой, отмечают основательницы, все гораздо проще, несмотря на приостановку деятельности таких крупных международных операторов, как DHL, FedEx и United Parcel Service. Сейчас The Cultt работает с другими сервисами доставки— например, c Boxberry, который начал отправлять посылки в страны СНГ.

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Сумки на хранении The Cultt

Для Lots логистические проблемы стали преградой на пути к развитию: проект собирался выходить в другие страны. Но о такого рода масштабировании сейчас можно говорить едвали (хотя приток продавцов из-за рубежа помогбы избежать дефицита новых поступлений). Куда важнее— сохранить то, что уже есть, и искать неохваченные категории внутри российского рынка. Так, Lots планирует расширить список российских дизайнеров, принимаемых на продажу (на момент написания материала на платформе были представлены вещи WOS, Ola Ola, Zalina Verkhovskaya и Natalya Derbyshire), а The Cultt уже запустил в продажу солнцезащитные очки и общается с комиссионными и винтажными магазинами на предмет подходящих проекту лотов.

Проблемы винтажных магазинов

О винтажных магазинах стоит поговорить отдельно— из всех игроков рынка ресейла именно они находятся в наименее выгодном положении. Если сервисы по перепродаже одежды формируют ассортимент за счет продавцов, принимая, отбирая и проверяя входящие заявки, то владельцывинтажных магазинов составляютего самостоятельно, путешествуя по всему миру в поисках релевантных вещей. Селекция может быть ограничена регионом (только США или только Европа), концепцией (минимализм или максимализм) и особенно временем. Ведь винтажными считаются предметы не моложе 20–30 лет и не старше 60–80 лет (это уже антиквариат, хотя некоторые проекты занимаются и их продажей). Приостановка авиасообщения между странами ставит под вопрос дальнейшее пополнение коллекций в прежнем формате. Хотя винтажные магазины прошли через это еще в пандемию.

Читать также:  Россияне переоденутся в костюмы из «Игры в кальмара» на Хэллоуин

«С самого начала существования проекта мы привозили вещи из Европы и довольно много покупали на различных заграничных площадках,— говорит Екатерина Борисова, основательница одного из крупнейших шоурумов винтажной одежды и украшений в России Mix & Match Vintage.— С начала ковидных ограничений пришлось полностью переключиться на онлайн-закупки, благо за восемь лет работы сформировалась хорошая база поставщиков и частных коллекционеров, мелкооптовых ресейл-платформ, открытых и закрытых аукционов». Однако из-за ухода из России платежных систем Visa и Mastercard эта возможность, объясняет Борисова, «схлопнулась в одночасье». Проект находится в режиме ожидания и не строит планы даже на короткий срок.

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Украшения Mix & Match Vintage

«Возможно, будут какие-то способы продолжать заказывать вещи на условном eBay и получать доставку через другие страны. Пока непонятно»,— делится Татьяна Лягер. Вместе с основательницей винтажного магазина Strogo Vintage Мариной Чуйкиной она раз в несколько месяцев проводит в Москве маркет Vintage Marketplace, объединяя вокруг себя тематические проекты из разных регионов России (их, по подсчетам Чуйкиной, сейчас около трехсот— «от больших офлайн-магазинов до крошечных страничек в соцсетях»).

Последний маркет проходил с 31 марта по 3 апреляв универмаге «Цветной» и, как говорят девушки, людей на нем было много. «По понятным причинам» (а именно из-за снижения платежеспособности) покупали в основном вещи средней стоимости, хотя все ценовые категории были представлены в полном объеме. «В данный момент большинство проектов располагает запасами, привезенными из Европы или заказанными из Америки,— объясняет Лягер.— Как правило, винтажные байеры готовят весенние и летние коллекции задолго до наступления сезона. Что мы увидим осенью и зимой— это другой вопрос. Если ситуация не поменяется, то проекты будут вынуждены развернуться на другие рынки».

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Съемка Vintage Market Place © пресс-служба Съемка Vintage Market Place © пресс-служба Съемка Vintage Market Place © пресс-служба Съемка Vintage Market Place © пресс-служба Съемка Vintage Market Place © пресс-служба Съемка Vintage Market Place © пресс-служба

Старые новыерынки

Среди тех, кто освоил другие рынкиза время карантина,— Vintage Dream Ольги Лефферс, которая специализируется на винтажных украшениях, но также продает брендовую одежду люксового сегмента— например, твидовые костюмы Chanel. «Винтаж разбросан по всему миру: США, Япония, Италия. Но ситуация изменилась, и сейчас мы стараемся находить уникальные экземпляры у нас в стране,— говорит Лефферс.— По поводу ограничений могу сказать, что покупать винтаж у частных лиц и отправлять его по почте мы можем и сегодня. Во время любых серьезных кризисов бизнес укрупняется, мелкие дилеры и небольшие винтажные магазины не выдерживают такие испытания и начинают распродавать свои стоки, а мы стараемся мониторить ситуацию и выкупать удачные коллекции».

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Винтажный магазин Vintage Dream

Основательница Mix & Match Vintage признается, что для нее разворот на внутренний рынок— «неинтересный сценарий». «Нам нравится привозить в Россию не очень знакомые широкой публике имена, часто кутюрного качества. Оченьбы хотелось сохранить историю с селективным винтажом как образчиком уходящей материальной культуры и прекрасного комьюнити, которое сформировалось вокруг него за последние годы».

Однако Лягер и Чуйкина подразумевают под другими рынками не только внутренний, но и другие внешние. Те, которые пока для нас открыты. «Я недавно прилетела из Бангкока с потрясающей коллекцией японских дизайнеров: Issey Miyake, Yohji Yamamoto, Comme des Garçons, Kenzo. Это может быть сюрпризом для многих, но в Таиланде безумно популярен винтаж, там огромное количество маркетов, магазинов и блошиных рынков, посвященных исключительно винтажной одежде, в том числе и мужской»,— сообщает Чуйкина. Говоря о специфике тайского рынка, она подчеркивает, что там действительно больше японских брендов, чем европейских, но есть еще и такие интересные находки, как, например, китайский шелк. «Потенциально это очень интересный ассортимент для многих проектов».

Хотелось бы сохранить историю с селективным винтажом как образчиком уходящей материальной культуры.

Лягер, в свою очередь, вдохновлена винтажными магазинами и антикварными рынками Турции, где закупалась еще в начале пандемии как в практически единственной доступной для русских туристов стране. «В Турции можно найти, например, редчайшие столетние шелка, какие уже было не так просто достать в тойже Италии. Однако и там есть свои особенности. В Турции больше популярен классический американский винтаж (бренды no name, эпоха 70-х, стиль хиппи), в то время как в России, по нашим ощущениям, интересуются направлениями, которые популярны в Европе и США, в частности нулевыми, а также подиумными и авангардными дизайнерами— от Chanel и Dior до Romeo Gigli и Plein Sud. Иными словами, в Стамбуле могут закупаться немногие российские проекты».

А нужен ли винтаж

В отличие от сервисов, которые перепродают современные вещи, винтажсейчас пользуется меньшей популярностью. Всеже этот сегмент ресейл-рынка всегда был не про закрытие базовых потребностей, а про разбавление образов коллекционными находками. Strogo Vintage отмечает всплеск интереса у покупателей, но связывает это с обновлением гардероба к весне и подчеркивает, что этот всплеск всеже ниже прошлогоднего. О спросе «чуть ниже ожидаемого для начала сезона» также говорит Екатерина Борисова. А Ольга Лефферс объясняет, что винтажные украшения всегда покупают с меньшим энтузиазмом («Мы своеобразная вишенка на торте, без которой сейчас точно можно обойтись»), но добавляет, что в «сегодняшних реалиях не потерять постоянных клиентов— это уже победа».

Впрочем, небольшой спрос связан не столько с покупательскими настроениями, но и c отсутствием предложения. Да, запасы у проектов все еще есть, но некоторые из них не считают корректным сейчас в принципе осуществлять продажи. «У нас покупателей больше не стало. Наоборот, было заметное уменьшение продаж,— подводит итоги марта Анастасия Коломийчук, создательница магазина винтажных украшений Vintage Hauls.— Но это падение связано именно с нашим затишьем. В течение нескольких недель мы никак не напоминали о себе и ничего не публиковали в соцсетях. Это, наверное, не лучшее решение с точки зрения бизнеса, но на тот момент казалось необходимым уступить место в инфопространстве действительно важным новостям, не провоцировать на импульсивные покупкислоганами в духе "Успейте купить по старой цене".Конечно, такая стратегия оправдана только тем, что у нас остаются лояльные клиенты. В последний месяц они покупалиукрашения в подарок. Это в целом частая причина покупки в Vintage Hauls, но сейчас, думаю, это связано с событиями и желанием поддержать близких».

Новый курс: что происходит с рынком перепродажи одежды в России

Украшения Vintage Hauls

Ко всему прочему, на небольшие проекты (а проекты с селективным винтажом, как правило, именно такие) повлиялопризнание Instagram экстремистской платформой и запрет в России, и вместе с тем отключение возможности таргетированной рекламы. По мнению Анастасии Коломийчук, такое продвижение часто было дешевле и эффективнее, чем реклама у блогеров. «Конечно, это уменьшило охваты публикаций, но на интерес к винтажу это, опятьже, не влияет так сильно, как общий стресс от новостей, санкций и ограничений. Сложно в таких условиях радоваться покупке, даже если она редкая и классная».

Однако, несмотря на общую пессимистичность ситуации, ни один винтажный проект не заявил о приостановке или прекращении работы. Больше того, они, как и сервисы по перепродажевещей, находят новые точки для роста. Это не только неисследованные рынки, но и принципиально новые направления: например, у Vintage Hauls появится отечественный винтажный фарфор. Кроме того, магазин планирует объединяться с экспертами, искусствоведами с большим опытом работы, которые будут отбирать изделия, составляя авторские капсульные коллекции. А Vintage Dream, который давно реализовывает совместные проекты вместе с художниками и дизайнерами в рамках своей VintageDream Lab, планирует делать это еще чаще. Сейчас готовится коллаборация с русской маркой, которая переосмыслит старые коллекции в новом ключе. Ведь в конечном счете, именно объединение и взаимная поддержка— словом, делом или рублем— то, что помогает выживать индустриям в нелегкое время. Нам это уже показала пандемия.

НОВОЕ НА САЙТЕ

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ